Широко известен и признается в профессиональных кругах тезис о том, что клиническая норма психического здоровья социальна и исторична, то есть границы нормы изменяются относительно большой социальной группы и исторического периода развития общества, что уж говорить о подвижности психологической нормы здоровья личности, которая является еще более культурально и общественно зависимым понятием.

На мой взгляд современная ситуация всеобщей пандемии оказывает интенсивное давление на нормы психологического здоровья, а возможно в дальней перспективе и на клиническую норму.

В частности уровень невротической (необоснованной) тревоги по поводу своего здоровья и безопасности в целом, который раньше считался приводящий к чрезмерным самоограничениям и отрицательно влияющим на социальную активность человека в условиях «всеобщей паники» начинает восприниматься как разумная позиция, оправданная осторожность и заботливое отношение к себе и своим близким. РИСК НЫНЧЕ НЕ В МОДЕ. Но не начинает ли это общественно поддержанное самоограничение влиять на интенсивность проживания собственной жизни, ее осмысленность и наполненность контактами и другим содержанием?! Ведь если это так, то мы будем иметь дело со значительным ростом депрессивных и тревожных расстройств разной степени тяжести, которые имеют свое происхождение в социальных ограничениях и не возможности для многих людей во всей полноте реализовывать потенциал своей жизни. Мы уже имеем с этим дело в виде повсеместной вспышки бытового насилия, которое пока нам удобно объяснять скученностью проживания, но не является ли это признаком более глубинного процесса резкого роста экзистенциального вакуума.

Нам, гештальт-терапевтам необходимо выработать свое отношение к этому сдвигу социальных норм и уточнить как должен измениться БАЛАНС ФРУСТРАЦИИ И ПОДДЕРЖКИ в современных условиях: какой процесс мы готовы поддерживать, а какой необходимо конфронтировать. Об этом и поразмышляем на моей лекции.