Этический кодекс МИГИП

Этический кодекс МИГИП следует основным принципам Этического кодекса АРГИ (Ассоциация Российских Гештальт Институтов), поскольку МИГИП является институциональным членом АРГИ.

АРГИ берет за основу Этический кодекс гештальт-терапевтов ЕАГТ (Европейской Ассоциации Гештальт-Терапевтов).

АРГИ. Кодекс Этики профессиональной практики гештальт-терапевтов

У данного кодекса есть два предназначения: во-первых, определить главные профессиональные ценности и принципы для гештальт-терапевтов, установив стандарты профессиональной деятельности для них и образовательных гештальт-институтов, а во-вторых, информирование и защита тех, кто обращается к ним за услугами.

Гештальт-терапевты несут ответственность за соблюдение принципов, описанных в этическом кодексе, и должны использовать этот кодекс в качестве основания для успешной практики, а не как набор минимальных требований.

Правила кодекса нужны не только для защиты клиентов, но также для защиты психотерапевта посредством установления стандартов деятельности, которые очерчивают границы приемлемого поведения в практике и зону ответственности в рабочем процессе.

Основная цель психотерапии заключается в развитии психофизического и социально-экологического благосостояния индивидуумов, групп и общества в целом в рамках психотерапевтического взаимоотношения. Гештальт-терапия признает эти цели в общем и, в частности, видит смысл в развитии благополучия индивидуума как феноменологического объекта в своей области. Поскольку реализация этой конкретной цели осуществляется посредством диалогического подхода, основанного на признании автономии и саморегуляции индивидуума, то правила кодекса практики создают возможное пространство встречи для разрешения разногласий между двумя или более сторонами. Разрешение  трудностей для гештальт-терапевтов достигается путем диалога и обмена мнениями в отличие от иерархической системы правосудия.

Правила кодекса применяются ко всем индивидуальным и институциональным членам АРГИ (МИГИП). Когда возникает какое-либо несоответствие между этим кодексом и национальными кодексами, условия национального кодекса имеют преимущественную силу. Этот кодекс подлежит пересмотру в том случае, если он окажется ненадлежащим в области практического применения в качестве стандартов профессионального  поведения. Кодекс состоит из двух разделов. В первом разделе излагаются те ценности и принципы, которые являются  неотъемлемыми правами человека. Во втором разделе показаны руководящие принципы, при помощи которых осуществляется уважение и защита этих прав.

Все члены АРГИ (МИГИП) дали свое согласие на применение процедуры рассмотрения жалоб, представления отчета и оценки нарушений ими Кодекса этики и профессиональной практики. Каждый член АРГИ (МИГИП) будет применять правила этического кодекса в профессиональной практике, а также, в дополнение к этому, соблюдать правила Процедуры рассмотрения жалоб.

Комитет АРГИ (МИГИП) по этике отвечает за составление обзора Кодекса этики и процедур рассмотрения жалоб для  национальных вышестоящих организаций и, если потребуется, национальных организаций, присуждающих награждения.

А. КОДЕКС ЭТИКИ

1. Утверждение равенства ценности среди индивидуумов

2. Уважение уникальности, ценности и достоинства личности

3. Принятие различий в расе, происхождении, этнической принадлежности, пола, сексуальной идентификации или предпочтений, инвалидности, возрасте, религии, языке, социальном или экономическом статусе, а также потребности в духовности.

4. Признание важности автономии и саморегуляции личности в контексте межличностных  отношений.

В. КОДЕКС ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПРАКТИКИ В ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИИ

B.1 Компетенция

B.1.1. Гештальт-терапевт будет ставить в работе только такие задачи, где он знает или может предположить, что  у него есть необходимая компетенция для их осуществления  и доведения их до завершения, и которые будут благоприятно сказываться на процессе клиента.

B.1.2. В процессе работы гештальт-терапевт после определения пределов своей компетенции либо направит клиента к другому профессионалу, либо установит сотрудничество с другим профессионалом/другими специалистами, включая личную супервизию.

B.1.3. Первым шагом в ходе этого процесса является пересмотр и обсуждение первоначального договора с клиентом. Продолжение работы с клиентом означает принятие необходимых мер по усовершенствованию компетенции. Такие меры могут заключаться в следующем:

B.1.3.1. Терапевт внимательно изучает вопрос: хватает ли его компетенции, чтобы терапевтическая работа проводилась полностью в интересах клиента. Если гештальт-терапевт определяет, что контекстуальное поле, его структура, границы и цели, которые доминируют в этой области, каким бы то ни было образом противоречат или слишком ограничивают развертывание компетенции, необходимой для развития процесса клиента, он воздерживается от любых дальнейших рабочих проектов, осуществляемых в этой области.

B.1.3.2. Гештальт-терапевт ищет поддержку и разъяснение своих трудностей в проблемной ситуации с более опытными коллегами.

B.1.3.3. Гештальт-терапевт стремится получить индивидуальную или групповую супервизию, в зависимости от того, что наиболее подходит для поддержки и разъяснения его ситуации.

B.1.3.4. Гештальт-терапевт выстраивает взаимодействие с представителями других профессий и учреждений (например, клиник), если есть необходимость дополнительной помощи клиенту в диагностике, лечении и др., выходящей за рамки компетенции терапевта.

B.1.4. Гештальт-терапевт защищает свою работу и репутацию профессии в целом от любых неквалифицированных действий, проектов и процедур (лекции, интервью в средствах массовой информации, семинары), которые не соответствуют согласованным профессиональным стандартам.

B.1.5. Гештальт-терапевт стремится получить индивидуальную терапию в случае собственного нестабильного состояния, заключающегося в таких явлениях как личные кризисы, признаки выгорания и/или трудности в защите границ интимности и склонности к соблазнению.

В.1.6. Методологические и технические приемы в терапевтическом процессе должны служить выполнению  терапевтических целей и должны быть согласованы с клиентом в терапевтическом контракте. Гештальт-терапевт осознает, что любые техники, в особенности  экспрессивные и катарсические, при выходе из них требуют де-драматизации, достигаемой посредством детальной и тщательной проработки.

В.1.7. В образовательном процессе, длящемся всю профессиональную жизнь, гештальт-терапевт заботится о расширении и углублении его профессиональной и личной компетенции. В интересах своих клиентов, гештальт-терапевт открыт восприятию важных научных открытий и исследований, будь то в области гештальт-подхода или в иных областях науки.

B.1.8. Гештальт-терапевт ведет подробную документацию своей диагностической и терапевтической работы с  клиентом и соблюдает национальные предписания, касающиеся срока хранения документов и требуемых мер безопасности. Подробное документирование означает соответствие научному уровню, предусмотренному национальными психотерапевтическими правилами, это соблюдение принципов объективности и четкости, необходимых для того, чтобы документация и содержащиеся в ней сведения были понятными и приемлемыми для другого терапевта-профессионала.

B.2 Взаимоотношение клиент/терапевт

B.2.1. Взаимоотношения клиент/терапевт представляют собой профессиональные взаимоотношения, в рамках которых благополучие клиента является первостепенной задачей терапевта.

B.2.2. Гештальт-терапевты признают важность взаимоотношения для эффективной терапии и осознают силу и влияние, а также проблематику зависимости, присущей этой ситуации. Гештальт-терапевт будет действовать в соответствии с этим пониманием, и не будет включать в отношения с клиентами никакой финансовой, сексуальной, эмоциональной, политической или идеологической составляющей, ведущей к его личной выгоде или к удовлетворению его собственных потребностей либо во благо любых других лиц или учреждений.

B.2.3. Гештальт-терапевты обращают внимание на то, когда другие взаимоотношения или внешние обязательства вступают в конфликт с интересами клиента. Когда существует такой конфликт интересов, гештальт-терапевт несет ответственность за то, чтобы привнести его открыто в область терапевтических отношений и предпринять необходимые меры для решения этого вопроса.

 B.2.4. Физический контакт в терапевтическом процессе ориентирован исключительно на благополучие клиента и требует специальной профессиональной рефлексии и заботы. При обращении с физическим контактом в терапевтическом процессе согласие клиента имеет первостепенное значение.

B.2.5. Гештальт-терапевты признают, что двойные взаимоотношения несовместимы с терапевтическим процессом. Например, они не будут вести терапевтическую работу с сотрудником, близким другом, родственником, соседом или партнером.

B.3 Конфиденциальность

B.3.1. Все сообщения между гештальт-терапевтом и клиентом рассматриваются как конфиденциальные в соответствии с п. B.7 ниже.

B.3.2. Правила хранения персональных данных клиента, в том числе заметок по истории дела, регулируется соответствующими национальными правовыми и профессиональными нормами.

B.3.3. Гештальт-терапевт заботится о том, чтобы персональная идентифицирующая информация не передавалась через наслаивающиеся друг на друга сети конфиденциальных отношений, таких как супервизия.

B.3.4. В случаях, когда гештальт-терапевт желает использовать конкретную информацию, полученную в ходе работы с клиентом на лекции или в публикации, необходимо получить разрешение клиента и сохранять строгую анонимность имен/данных, подавая информацию так, чтобы нельзя было узнать клиента.

B.3.5. В случаях, когда гештальт-терапевт хочет использовать конкретные материалы работы с клиентом для проведения тематических исследований, написания докладов и публикаций, он получает согласие клиента и сохраняет анонимность клиента.

B.3.6. Использование видео-, фото- и аудиозаписей требуют получения письменного разрешения клиента или письменного разрешения его юридического представителя.

B.3.7. Если гештальт-терапевт желает получить соответствующие данные о клиенте от других специалистов или учреждений, он соблюдает права клиента, предусмотренные национальным законодательством.

B.3.8. Гештальт-терапевт учитывает права клиента при ознакомлении с различными документами о нем, как описано в национальных правовых нормах и правилах, и применяет избирательный подход при передаче этих документов клиенту.

B.3.9. В случаях, когда государственные или частные учреждения, такие как суды, страховые компании и т.д. запрашивают данные о клиенте, гештальт-терапевт соблюдает правовые национальные нормы. При этом гештальт-терапевт обсуждает с клиентом этот вопрос наиболее благоприятным для терапевтического процесса образом.

 B.3.10. В случаях, когда клиент считается несовершеннолетним, гештальт-терапевт строит терапевтические отношения в соответствии с национальными юридическими законами. Кроме того, гештальт-терапевт будет соответствовать национальным правовым и профессиональным положениям, касающимся информации по уходу за ребенком в случаях жестокого обращения с ними, отсутствия надлежащего ухода или других форм ущемления его прав.

B.4. Контрактирование с клиентом

B.4.1. Любой контракт, заключенный между гештальт-терапевтом и клиентом, является обязательным для обеих сторон вне зависимости от того, заключен ли он в письменной или устной форме.

B.4.2. Гештальт-терапевт ясен и открыт потенциальному клиенту в отношении своей компетенции, знаний и опыта при обсуждении контракта на оказание терапевтических услуг.

B.4.3. Гештальт-терапевт будет грамотно осуществлять процедуру приема клиента, в соответствии с правилами приема в его практикующей области.

В.4.4. Любые аудио- и видеозаписи или включения наблюдателя в сессию должны быть обсуждены и законтрактированы с клиентом.

В.4.5. Контракт с клиентом, письменный или устный, должен быть прозрачен относительно оплаты, графика оплаты, места встреч, перерывов и отмен сессий клиентом или терапевтом. Причиной перерывов могут быть праздники, другие профессиональные обязательства, болезнь и др. Длительность терапии, переходы клиентов от одного специалиста к другому и окончание терапии обсуждаются с клиентом и требуют взаимного соглашения.

В.4.6. В случае собственных личностных или физических проблем, гештальт-терапевт обращается к супервизору для помощи в восстановлении своих профессиональных отношений с клиентом.

В.4.7. Гештальт-терапевт будет гарантировать, что в течение терапевтических отношений ничье личное вмешательство, принципы и оценки, а также мнения и интересы людей из окружения клиента, независимо от степени их близости с клиентом, не повлияют на терапевтический процесс.

В.4.8. Любое изменение условий первичного контракта требует дополнительных переговоров с клиентом.

В.5 Реклама

Реклама гештальт-терапевта должна быть ограничена описаниями доступных услуг и квалификации представляющего их специалиста. Реклама не должна включать рекомендательных писем, сравнительных оценок, то есть тем или иным образом утверждать, что оказываемые услуги более эффективны, чем аналогичные услуги коллег, других  школ терапии или организаций. Реклама подчиняется национальным правилам правовых и профессиональных организаций.

Наша организация (МИГИП) поддерживает тот взгляд, что в рекламе своих услуг психологом могут назвать себя люди, имеющие диплом ВУЗа с подтверждением данной квалификации, а гештальт-терапевтом могут называть себя люди, имеющие валидные сертификаты о данной квалификации или диплом о переподготовке, где указана такая квалификация.

В.6 Безопасность

В.6.1. Гештальт-терапевт предпринимает все возможные шаги, чтобы клиенту во время сессии не был причинён вред, не было физического или психологического насилия.

В.6.2. Гештальт-терапевт обеспечивает приватность терапевтических сессий, которые не должны быть прослушаны, увидены или записаны кем-либо кроме разрешенных в контракте лиц.

В.7 Исключительные обстоятельства

В.7.1. Могут быть обстоятельства, когда гештальт-терапевту необходимо осуществить действия для того, чтобы обезопасить клиента и его социальное окружение, если клиент имеет недостаточную саморегуляцию. В таких случаях клиентское согласие об изменении правил конфиденциальности должно быть получено, как только это становится возможным. Таковое согласие не требуется, если появляются серьезные основания полагать, что клиент больше не хочет/не может нести ответственность за собственные действия.

В.7.2. Когда терапевт контактирует с клиентом, в отношении которого, по мнению терапевта, вступают в силу “исключительные обстоятельства», терапевт запрашивает у клиента имя человека, к которому обращается терапевт в случае необходимости. В этом случае, не действие правил конфиденциальности строго ограничено периодом времени или состоянием клиента, когда клиент не способен нести ответственность за собственные действия.

В.7.3. В случае индивидуальных и/или социальных чрезвычайных обстоятельств (например, индивидуальной и/или общественной опасности для жизни, социальных беспорядков, войн, природных катаклизмов и т.п.), гештальт-терапевт будет поддерживать рамки терапевтической работы и сохранять клиентскую автономность и профессиональную конфиденциальность в той мере, насколько обстоятельства будут ему это позволять.

В.7.4. Гештальт-терапевт будет защищать клиентскую автономность и профессиональную конфиденциальность в тех случаях, когда психотерапевтический процесс являлся частью более широкого процесса, касающегося благополучия клиента. Это относится, в частности, к случаям, когда психотерапевтическая работа была инициирована в рамках более крупного проекта (работа в больнице, работа  с организацией, работа с подчиненными и т.д), или командой специалистов по охране здоровья. Гештальт-терапевт прояснит условия контракта на начальной стадии заключения контракта со своими клиентами и другими лицами/специалистами, вовлеченными в проект, и будет контактировать с третьими лицами только после получения согласия клиента.

В.8 Регуляция деятельности терапевта в обществе

В.8.1. Законы. Гештальт-терапевт знаком с современным национальным законодательством, которое относится к его профессиональной работе, проведению индивидуальной практики и управлению психологической организацией, и действует в соответствии с законом.

В.8.2. Исследования. Гештальт-терапевт открыт для участия в исследовательской работе, которая является инструментом для развития профессиональной терапевтической и диагностической деятельности. И делает доступными результаты своих исследований для терапевтического сообщества.

В.8.3. В своей собственной исследовательской работе гештальт-терапевт уважителен к соавторам, к авторским правам других людей, к профессиональным данным и материалам коллег.

В.8.4. Ответственность перед коллегами и другими лицами. Гештальт-терапевт надлежащим образом отвечает за свою работу перед коллегами и сотрудниками, прежде всего уважая личное пространство, потребности и автономность клиента, наряду с обговоренными с клиентом правилами конфиденциальности.

В.8.5. Реклама. Гештальт-терапевт воздерживается в публичном и частном пространстве от продвижения своих услуг, восхваления своего образования и профессиональных качеств.

В.8.6. Гештальт-терапевт соблюдает национальный профессиональный регламент при предъявлении информации о себе посредством дверных табличек и настенных указателей, объявлений в газетах, телефонных справочниках или интернете.

В.8.7. Общественность не должна быть введена в заблуждение относительно услуг или квалификации гештальт-терапевта, так как это может воспрепятствовать своевременному получению качественных услуг клиентом где-либо еще.

В.8.8. Гештальт-терапевт не утаивает от клиента информацию о доступности помощи и профессиональных услуг коллег и других организаций.

В.8.9. Гештальт-терапевт уважает, в том числе и в публичных высказываниях, работу своих коллег и воздерживается от унижающих замечаний о теоретических моделях, школах или коллегах в их разных профессиональных ролях.

В.8.10. Гештальт-терапевт не соглашается участвовать в проекте, в котором уже задействован его коллега, без взаимного согласия, особенно, если это вопросы начала терапии, когда между клиентом и другим терапевтом существует терапевтический договор. В случае сомнений, гештальт-терапевт вступает в диалог с коллегой после получения информированного согласия клиента.

В.8.11. Гештальт-терапевт не получает экономической или личной выгоды от направления клиентов к коллегам или организациям.

В.8.12. Гештальт-терапевт, получивший информацию о поведении коллеги, дискредитирующего профессиональное сообщество, обязан конфронтировать коллегу и/или его профессиональную ассоциацию.

В.8.13. Нежелательная деятельность. Гештальт-терапевт не вовлекается в официальные или частные инициативы, которые могут быть пагубны для собственной репутации, репутации организации или профессии как таковой.

В.8.14. Политические аспекты терапевтической работы. Гештальт-терапевт осознает социальные и политические последствия от своей работы, а также влияние этих аспектов на своих клиентов.

В.8.15. Психотерапевтическое образование. Задача психотерапевтического обучения – информировать обучающихся о теоретических, методологических и технических достижениях психотерапии в общем и гештальт-терапии в частности не предвзято и доступно.  Личные взгляды учителей должны быть обозначены как таковые. У студентов не должны поддерживаться ложные ожидания, особенно при обсуждении вопросов об официальном разрешении образовательной деятельности национальными законами и властями, вопросов о присвоении квалификации «психотерапевт» и вопросов о предоставлении психотерапевтических услуг за счет медицинского страхования.

В.8.16. Гештальт-институты должны проверять квалификацию и психофизическую пригодность будущих студентов, а также  предоставлять ясную и полную информацию относительно учебного плана и внутренних правил.

В.8.17. Гештальт-институты гарантируют качество образования как в отношении профессиональной компетенции преподавателей и супервизоров, так и в отношении эффективности учебной программы.  Институты контролируют качество образования и обеспечивают развитие методологии преподавания.

В.8.18. Отношения между учителями, студентами и институтами должны быть ясными и прозрачными. Обучающие гештальт-терапевты осознают особенности отношений учитель-ученик и не используют эти отношения ради собственной выгоды. Особенно они осознают силу зависимости, идеализации оценок, присущих этим отношениям. Образовательные институты создают правила, регулирующие отношения учитель-ученик и пространство, где возникающие проблемы могут быть предъявлены и разрешены. 

В.8.19. Институты периодически проверяют достаточность уровня образования студента и создают для этого ясные и подходящие структуры.

В.8.20. Этические принципы регулирования клиент-терапевтических отношений деятельности терапевта в обществе равно относятся к сфере образования, к учителям и студентам (компетентность, конфиденциальность, аспекты отношений, контрактирование и безопасность).

В.8.21. Гештальт-терапия студента в образовательном процессе должна быть защищена от возможных ролевых пересечений со стороны обучающего тренера, а терапевт студента должен воздерживаться от принятия участия в официальной оценке динамики профессионального развития и профпригодности.

В.8.22. Институты контролируют и поддерживают соответствующие личностные, дидактические, клинические и научные качества и компетенции своих преподавателей. Поддерживают профессиональное взаимодействие тренеров, обязательную супервизию и дальнейший профессиональный рост преподавателей.

В.8.23. Если гештальт-терапевт находится в конфликте  между несколькими этическими позициями и требованиями и не может разрешить эту проблему самостоятельно или при помощи супервизии и интервизии, он обращается в этический комитет, созданный  в своем институте, или профессиональную ассоциацию для необходимой консультации.

В.9 Отношения с бывшими клиентами

В.9.1. Гештальт-терапевт продолжает отвечать за отношения с бывшими клиентами и студентами.

В.10 Правовой регламент

Каждый гештальт-терапевт, являющийся участником АРГИ (МИГИП), осужденный за уголовное преступление или которому предъявлен гражданский иск от клиента, сообщает об этом в совет АРГИ (МИГИП).

С. Процедура подачи жалоб и апелляций

С.1. Процедура подачи жалобы

С.1.1.Данная процедура является средством коммуникации, предъявления точек зрения, исследования, разрешения и исправления ошибки, в которой все стороны, имеющие отношение к жалобе, должны чувствовать, что услышаны и поддержаны.

Потенциально имеются три шага:

А. Неформальная встреча между подавшим жалобу и персоной, на которую жалуются, должна проходить в присутствии независимого представителя, который будет фасилитировать переговоры.

Б. Формализованное обращение в комитет по жалобам, состоящий из трех человек, которые не являются членами правления или членами других исполнительных органов организации.

В. Формальная письменная жалоба.

С.1.2. Жалобу стоит подавать как можно быстрее после того, как что-то произошло. Жалобы на события, отстоящие более чем на 7 лет от случившегося, как правило, не рассматриваются — за исключением запутанных отношений зависимости, например, сексуального злоупотребления. Здесь срок давности — до 10 лет.

С.1.3. Человек, на которого подается жалоба, должен быть членом АРГИ (МИГИП). Вопросы членства в АРГИ (МИГИП) или выхода из данной организации не должны решаться человеком, на которого подали жалобу, в период ее рассмотрения.

С.1.4. Жалобы, затрагивающие правовые, финансовые вопросы или вопросы, касающиеся статуса, не подпадают под рассмотрение этическим комитетом. В подобных случаях жалобы должны быть направлены в инстанции в соответствии с Российским законодательством.

С.1.5. Если поступила жалоба на члена АРГИ (МИГИП), то она передается на рассмотрение в Секретариат Исполнительного совета. Секретарь в течение 7 дней  осведомляет подавшего жалобу, что его обращение получено, и уведомляет лицо, в чей адрес направлена жалоба, о ее наличии. После этого он передает ее Председателю Комитета по Жалобам.

С.1.6. Этический комитет открыт для подачи жалоб на преподавателей институтов ЕАГТ, обучающих психотерапии. В этом случае податель жалобы контактирует с этическим комитетом ЕАГТ и будет проконсультирован относительно дальнейших действий. Структура и членство в этическом комитете обсуждается ежегодно на общем собрании АРГИ (МИГИП).

С.1.7. Комитет по Жалобам в течение 14 дней вступает в контакт с заявителем, обсуждая с ним его возможности и выбирая удобную для него процедуру. Представитель комитета старается воодушевить заявителя вступить в неформальный диалог с тем, в чей адрес высказывается претензия, с целью прийти к удовлетворяющему стороны соглашению или решению.

С.1.8. Если этот неформальный диалог не состоялся или не привел к разрешению конфликта, этот же представитель настоятельно рекомендует двух медиаторов (не обязательно членов АРГИ (МИГИП)), которые приемлемы для обеих сторон.

С.1.9. Если медиация отвергается или не привела к разрешению конфликта, заявитель может направить в адрес Председателя Комитета по Жалобам письменное заявление. Тогда предыдущие эксперты отстраняются от дальнейшего процесса, а Председатель может вернуть заявление жалобщику для прояснения желаемого формата и /или содержания жалобы. В это время тот, в чей адрес высказывается претензия, получает письменное извещение о жалобе.

С.1.10. Комитет по Жалобам должен как можно скорее решить, содержит ли заявление серьезные основания для формальной жалобы, и если да, то сообщает об этом заявителю. Если нет — председатель может рассматривать заявление по своему усмотрению.

С.1.11.Если заявление принято, то лицо, в чей адрес высказывается претензия, получает письменную копию жалобы тогда же, когда заявителю сообщают, что жалоба принята. Тот, на кого поступило заявление, должен прислать в течение 21 дня письменный отклик на жалобу на адрес Председателя, копию которого тот пошлет заявителю.

С.1.12. Для рассмотрения конкретного обращения председатель этического комитета собирает комиссию из трех человек (не являющихся членами правления организации); заявление должно быть рассмотрено в течение 21 рабочего дня. Если какие-либо причины, например, отсутствие членов комиссии, препятствуют проведению встречи комиссии, то отсрочка должна быть обсуждена; срок обсуждения может быть продлен еще на 21 рабочий день.

С.1.13. Этическая комиссия информирует обе стороны конфликта о результате своей работы. Часто это подразумевает очную встречу с участниками двух сторон. Если личная встреча невозможна, то Этическая комиссия выбирает иную форму разговора в удобное для всех время.

С.1.14. Все необходимые документы по данному обращению должны быть предоставлены этической комиссии и обеим сторонам не позднее, чем за двадцать рабочих дней.

С.1.15. Комитет посылает Председателю комитета по данной жалобе письменный отчет об арбитраже в течение 10 дней, а копии направляет Председателю Этического Комитета, жалобщику и обвиняемому. Этический Комитет привлекается для решения вопроса о санкциях, предложенных Комитетом по рассмотрению заявления.

С.1.16. Отчет должен прояснить природу жалобы, последующие процедуры и исход процесса для обеих сторон. Заключения комиссии могут быть: конфликт разрешен к обоюдному удовлетворению сторон; жалоба несправедлива; жалоба справедлива в определенных аспектах. Если жалоба признается справедливой, то в отчете должно быть указано, какие именно параметры Этического Кодекса оказались нарушенными.

Если жалоба в каких-то аспектах признается справедливой, комитет может предлагать следующие санкции: дополнительную супервизию; проверку практики обвиняемого; дополнительное обучение; формальное предупреждение и указание прекратить работать подобным образом. Исключение из членов АРГИ (МИГИП) может последовать только за  грубейший профессиональный проступок, такой как активное сексуальное использование клиента. Этическая комиссия устанавливает сроки, в течение которых штрафные санкции должны быть реализованы. Этическая комиссия обязана проследить за этим процессом и информировать Этический комитет АРГИ (МИГИП).

С.1.17. Исход жалоб, признанных справедливыми, регистрируется Исполнительным Комитетом. Рекомендация исключения из членов подается на утверждение в комитет по членству. Заявитель и обвиняемый извещаются о решении в течение 21 дня в независимости от того, признана жалоба справедливой или нет. Если по решению этической комиссии предполагаются определенные санкции, этическая комиссия информирует о сроках их исполнения. Когда требуется ратификация оплаты (в МИГИП обращение в этический комитет бесплатное), стороны должны быть уведомлены в течение 10 рабочих дней со дня заседания этической комиссии.

С.1.18. Процедура подачи жалобы платная в АРГИ (бесплатная в МИГИП), ее стоимость составляет 150 евро (в рублях по курсу ЦБ РФ на день оплаты). Эта оплата и другие необходимые издержки оплачиваются жалобщиком или, если есть основания, человеком, на которого подали жалобу. Переговоры о стоимости обращения остаются на усмотрение Этического комитета.

С.1.19. Если одна из сторон не поддерживает диалогическое обсуждение, а использует юридическое или эмоциональное давление (оскорбления, запугивание, принуждение), то работа с данным случаем передается на рассмотрение администрации, поскольку этическая комиссия может работать только с теми людьми, кто сохраняет способность оставаться в конструктивном диалоге.

С.2. Процедура подачи апелляции

С.2.1. И подавший жалобу, и персона, на которую эту жалобу подали, могут подать апелляцию в связи  с исходом работы Комитета по рассмотрению жалобы. Апелляция подается не позднее 15 рабочих дней со дня вынесения решения Комитета по рассмотрению жалоб.

С.2.2. Апеллянт должен указать ясные и существенные аргументы, чтобы подтвердить свое мнение по поводу:

- того, что решение комитета не применимо к его ситуации.

- того, что проведенные процедуры по рассмотрению жалобы не были беспристрастны.

С.2.3. Апелляция рассматривается Апелляционным Комитетом, чьей задачей является определить, есть ли основание для апелляции.

С.2.4. Апелляционная комиссия состоит из 4 чел, представителей разных гештальт-институтов. Структура Апелляционной Комиссии обсуждается на ежегодном собрании институтов.

С.2.5. Процесс апелляции оплачивается также как процесс обжалования.

С.2.6. Если апелляция принимается председателем Апелляционного Комитета, то об этом извещаются обе стороны. Присутствие обеих сторон возможно только по приглашению Апелляционной Комиссии.

С.2.7. Апелляционная комиссия состоит из трех или четырех членов Апелляционного комитета (один из которых является Координатором данного конкретного случая), и одного независимого эксперта.

С.2.8. Апелляционная процедура должна быть завершена в течение 30 рабочих дней.

С.2.9. Решение Апелляционной Комиссии в письменной форме направляется Председателю Этического Комитета и Председателю Апелляционного Комитета, который  информирует о решении подавшего апелляцию в течение семи дней.

С.2.10. Все заключения и другие документы по процедуре апелляции хранятся в соответствии с законом.

Перевод М. Долгополовой, Н. Долгополова, центр Содействие. Редакция  2016 г. В. Дубинская

Сведения об образовательной организации